21:07 

Про Сирию

Сейшельский бомж
Попробуйте сок кактуса! Он освежает~
Ситуация вокруг Сирии накалилась настолько, что многие обозреватели предрекают третью мировую войну. На чем основаны эти предположения? Сколь велика вероятность, что сирийский конфликт станет спичкой, которая зажжет Ближний Восток, втянув десятки стран в военные действия, которые в силу количества участников можно будет назвать очередной мировой войной? Чтобы в этом разобраться, нужно иметь более-менее четкое представление о том, что происходит в Сирии и вокруг нее.

Если суммировать информацию западных и некоторых наших СМИ, то представление о ситуации в Сирии выглядит примерно так: "Граждане, недовольные режимом сирийского президента Башара Асада и вдохновленные "арабской весной", взялись за оружие. Вот уже два года они пытаются свергнуть режим, а режим успешно сопротивляется. Ситуация была тупиковой для всех сторон конфликта. Мировой жандарм США, потрепанные провалом "арабской весны", а особенно - ситуацией в Ливии и Египте, в сирийский конфликт старались не вмешиваться. Повстанцы, лишенные материальной помощи, терпели поражение за поражением от правительственных войск. При этом садиться за стол переговоров с режимом они не спешили, выдвигая невозможное для сирийского руководства требование об отставке Асада. 21 августа повстанцы обвинили власть республики в применении химического оружия, в результате чего по их данным погибло больше 1000 человек. Топор войны извлечен, повод для начала операции в Сирии найден, Штаты готовится воевать".

На самом деле в этой, в общем-то, понятной картинке есть несколько спорных моментов и пробелов, восполнение которых заставляет по-иному взглянуть на ситуацию. Изложенное ниже не претендует на глубокий всесторонний анализ, потому что подобный текст вышел бы далеко за рамки статьи в СМИ, а представляет собой лишь штрихи, позволяющие в общих чертах понять картину происходящего.

Для начала - несколько слов о природе конфликта. Недовольство режимом Башара Асада называется главной его причиной, а война в Сирии почти всеми мировыми СМИ преподносится как гражданская. На самом же деле, как это всегда бывает на Ближнем Востоке, не все так просто. Режим Асада действительно далек от совершенства, особенно по меркам сторонников "демократического пути развития". Правда, любители клеймить позором "недемократичного" Асада обычно оставляют за скобками такой важный момент, как национальные особенности.

Дело в том, что Сирия – многонациональное и многоконфессиональное государство. Большая часть ее населения – сунниты, но при этом до войны на территории Сирии вполне мирно уживались алавиты и шииты, а также христиане, которых там 10%. Этнически Сирия -это арабы, курды, туркмены, черкесы… В общем, то, что нам представляется как монолитное "сирийцы", - не что иное как котел, в котором плавятся нации и верования. Причем на Ближнем Востоке такие факторы, как принадлежность к нации и конфессии, являются куда более важными, чем в Европе, где национальность и религиозная принадлежность нивелированы светскостью и толерантностью.

Как удержать подобную разношерстность в узде, не допуская религиозных и этнических конфликтов? Выход есть. Он может кому-то нравится, кому-то нет, но он – единственный. Это сильная центральная власть, которая железной рукой гасит любые поползновения устроить резню на этнической или религиозной почве. Разумеется, такая власть имеет массу "побочных эффектов", но другого выхода просто не существует. Все ближневосточные государства устроены по этому принципу, включая лояльные к США Саудовскую Аравию, Эмираты и Катар. Как это ни парадоксально, жесткая властная вертикаль – это единственный залог стабильности этих стран. Поэтому – диктаторы, поэтому – монархии. И поэтому режим Асада устоял. Обычные сирийцы прекрасно понимают, к чему приводит падение диктатора: пример у них перед глазами – это Ирак, откуда в Сирию после войны хлынул поток беженцев. Так что картину "демократия на Ближнем Востоке" сирийцы могли наблюдать воочию.

Кто воюет с Асадом? Западные СМИ два года упорно пытались убедить всех, что воюют сирийцы, недовольные режимом. Правда, версия эта с самого начала вызывала серьезные сомнения: коль скоро восставших так много, что они способны захватывать целые города и устраивать масштабные военные операции, то почему за режим продолжает воевать сирийская армия? Ведь армия - тоже часть народа, причем часть немаленькая: кроме 300 тысяч человек регулярных войск есть еще 400 тысяч резервистов, которым умирать за "преступный режим" явно не с руки. Сирийское руководство почти сразу после начала активных боевых действий ответило на вопрос, что из себя представляют "повстанцы": их наиболее активная и боеспособная часть - это наемники и идейные члены террористических организаций из Египта, Ливии, Чечни, Ирака, Сомали, Саудовской Аравии и даже Косова. Власть Сирии неоднократно говорила, что с ними воюет не народ, а мировая террористическая закулиса, но "преступный режим" тогда никто не слушал. А в мае в интернет попало видео, на котором сирийский повстанец вырезает и съедает сердце убитого солдата правительственных войск. Вот тут-то мир вздрогнул: по светлому и чистому имиджу "борцов с режимом" был нанесен сокрушительный удар.

Возникает логичный вопрос – за чей счет этот банкет? Кто оплачивает услуги наемников и вооружает их современным оружием? Напомним, у "восставшего народа" быстро появилось современное стрелковое оружие и даже гранатометы. В общественном сознании уже прочно закрепился стереотип, что ежели где-то что-то происходит, то без мирового гегемона - США - точно не обошлось. Тот, кто интересуется мировой политикой, вспомнит ожесточенную войну Сирии с Израилем в начале семидесятых, тот факт, что сирийское руководство много лет активно поддерживало оружием "Хезболлу", и то, что на территории Сирии нашли приют 400 тысяч палестинских беженцев. Но в данном случае ни США, ни Израиль напрямую с конфликтом не связаны. Потому что деньги шли из другой страны, которая часто упоминается в связи с ситуацией в Сирии, но роль и причины, которые движут ее руководством, широкой общественности почти не известны.

Речь идет о Саудовской Аравии. Эта богатейшее государство, сделавшее деньги на нефти, является абсолютной теократической монархией с настолько жесткими порядками, что на фоне саудитов (правящая королевская династия, основанная амиром Мухаммадом ибн Саудом в XVIII веке) режим Асада кажется образцом демократичности. При этом Саудовская Аравия выступает стратегическим партнером США в регионе, а потому ни о каких вопиющих нарушениях прав человека там широкая общественность, разумеется, не осведомлена.

Набив гаремы блондинками, а гаражи – "Maserati", члены правящей династии (а их аж 25 тысяч, включая 200 принцев) задумались о расширении своего влияния на весь арабский мир. Тем более, ситуация этому благоприятствовала: деньги и поддержка Соединенных Штатов гарантировали успех.

Кроме того, усилению роли саудитов в арабском мире способствовали еще два фактора. Первый – на их территории находятся священные города Мекка и Медина, что уже само по себе делает Саудовскую Аравию центром исламского мира. Второй фактор – религия. Это, естественно, ислам, но ислам ваххабитского толка. Чтобы не вдаваться в подробности, отметим лишь, что это, пожалуй, самое ортодоксальное течение в исламе. Его сторонники обычно именуют себя салафитами и полагают, что настоящий ислам практиковался только первыми тремя поколениями после пророка Мухаммеда. Жесткое следование "исконному" исламу и борьба за очищение его от "примесей", вызванных национальными и культурными особенностями конкретных стран, подвергаются критике со стороны других мусульман, а некоторые даже называют его еретическим и экстремистским. Тем не менее, претензии на "исконность" ислама салафитского толка дают саудитам возможность влиять на внутреннюю политику других арабских государств путем поддержки в них салафитских движений и уж тем более - финансировать борьбу со светскими режимами, которые, разумеется, не вписываются в жесткие рамки ваххабизма. При этом саудиты вынуждены конкурировать с другим течением исламского мира, в большей степени политическим, – "Братьями-мусульманами". Ситуация в Египте окончательно зафиксировала этот раскол: саудиты вместе с Эмиратами и Кувейтом поддержали военных, в то время как Турция, Катар и две "наднациональные организации" - талибы и "Аль-Каида" - стали на сторону "Братьев-мусульман". Но это уже тема другой статьи, а пока вернемся в Сирию.

А в Сирии, раздираемой войной, случилась химическая атака. Разумеется, число жертв повстанцы преувеличили в разы, но факт остается фактом: использование химического оружия имело место. Эксперты ООН на момент написания статьи так и не ответили на вопрос – кто? Но США и Великобритания уже дали понять, кого считают автором этого "художества". При этом не нужно быть специалистом в химическом оружии или геополитике, чтобы понять: Башар Асад – последний человек на планете, которому это было нужно. Два года его армия вела войну предельно аккуратно, насколько это слово вообще применимо к войне. Никаких расстрелов заложников, чисток по территориальному или этническому признаку и так далее в действиях сирийских военных не было. Благодаря этому Асад, так и не избавившись от террористов, одержал очень важную психологическую победу: о том, что с режимом борется "сирийский народ", в последнее время перестали говорить даже проамериканские СМИ, а попытки живописать "ужасы, творимые армией Асада", не имели успеха из-за очевидной абсурдности тезисы. На этом фоне использовать химическое оружие было бы чистым безумием. А безумие и вообще – волюнтаризм Асаду не свойственны: даже недоброжелатели характеризуют его как холодного и взвешенного политика.

Но история с химическим оружием может сработать: обыватель не склонен размышлять над геополитическими тонкостями и охотно "кушает" даже откровенную чушь. (Неизбежная в данном случае аналогия – мифическое химическое оружие в Ираке, которое послужило поводом к оккупации). Так что повод найден, и Соединенные Штаты готовы к бомбардировкам. Тут возникает вопрос – а зачем это вообще Штатам нужно? Нефтяные запасы Сирии не настолько велики и не настолько нужны (нефти у лучших друзей американцев – саудитов - куда больше), сама по себе эта страна не обладает никакими другими ресурсами, развитой экономикой или влиянием в регионе… Зачем?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сломать стереотип, который прочно укоренился в головах большинства. Речь идет о восприятии США как некой монолитной, почти антропоморфной силы. Мы часто говорим – "США заявили", "США начали" и так далее, хотя на самом деле Штаты, как и любая другая развитая страна, – сложный клубок интересов, устремлений и лоббистских групп. Собственно, именно эти лоббистские группы и настаивают на военной операции против Асада. Если говорить максимально упрощенно, таких лоббистских групп две – Саудовская и Израильская. Этим государствам кровь износу нужна разоренная Сирия. Саудитам это необходимо для усиления политического влияния в регионе, а вот для Израиля все выглядит куда более серьезно, чем амбиции распухших от нефти царьков.

Дело в том, что в определенном смысле для государства Израиль это вопрос выживания. В последний год все для них складывалось далеко не лучшим образом. Враг Израиля номер один - Иран - сменил президента и взял курс не то чтобы на потепление, но хотя бы на оттаивание отношений с Западом. Штаты, друзья Израиля номер один, высказались в том смысле, что оттаивание это приветствуют и диалог надо бы продолжить. При этом Иран кроме того, что сам не прочь пройтись ковровыми бомбардировками по израильским городам, еще и является тесным партнером Сирии, которая уже много лет служит для израильтян источником головной боли из-за поддержи радикальных антиизраильских группировок.

Параллельно с этим в США все громче стали раздаваться возгласы "Зачем мы содержим Израиль?" Речь идет о том, что Штаты ежегодно выделяют на его оборону около трех миллиардов долларов, что для восьмимиллионной страны - немаленькая сумма.

В общем, израильтяне вполне справедливо решили, что США их просто "сливают". А результатом этого процесса станет агрессия со стороны не Ирана, а прежде всего – Сирии. Страны, которая имеет к Израилю не столько идеологические претензии, сколько вполне конкретные - территориальные. Страны, в которой есть хорошо вооруженная и обученная армия. Причем армия эта в случае агрессии будет усилена не только боевиками "Хезболлы", но и сотнями тысяч палестинцев, которые на территории Сирии ждут того момента, когда можно будет стереть государство Израиль с лица земли. В общем, для Израиля важно не столько исчезновение Асада, сколько исчезновение Сирии как таковой, желательно – превращение ее в пустыню, откуда в Израиль не смогут проникать ни боевики, ни ракеты.

США в данной ситуации, как это не странно звучит, выполняют роль марионетки. Причем, что интересно, если Штаты выглядят марионетками Израиля, то европейские страны – Франция и Великобритания - являются марионетками саудитов. Вопрос, с чего лидеры этих двух стран прониклись такой ненавистью к Асаду, остается открытым и не имеет логичного объяснения. По крайней мере – достоверного. Впрочем, российские обозреватели уже предположили, что саудиты просто купили нескольких европейских топ-политиков. Версия эта, конечно, не согласуется с представлениями о Европе как о светоче законности, однако другого разумного объяснения не видно. Если размахивание кулаками англичан еще можно как-то объяснить желанием потрафить США, то Франция "51-м штатом" никогда не считалась. Ее участие в Ливийском конфликте объяснялось вполне меркантильными интересами, связанными с нефтяными месторождениями. Но в Сирии французам ловить нечего, и их внезапная агрессивность выглядит странно.
ответить.

Вмешательство саудитов в европейские дела, раньше бывшее практически незаметным, косвенно подтвердилось их попыткой повлиять на еще одного геополитического игрока, о котором мы до сих по не говорили, – на Россию. Россия заняла жесткую проасадовскую позицию, которая к тому же подкреплена вполне меркантильным интересом: несмотря на брюзжание лидеров "свободного мира", Россия долгие годы поставляла Сирии оружие, в том числе источник ночных кошмаров НАТОвских генералов - комплексы ПВО, которые являются, пожалуй, лучшей разработкой российского ВПК. В общем, позиция России кажется непоколебимой. Однако саудиты предприняли попытку на эту позицию повлиять.

В конце июля в Москве состоялась встреча, которая прошла почти незамеченной мировыми СМИ. Тем не менее, ее значение в будущих геополитических раскладах может быть даже важнее протокольных встреч "большой восьмерки". Владимир Путин встречался с саудовским принцем Бандаром бин Салтаном (на фото). Имя это, конечно, не известно широкому кругу читателей, зато широко известно в узких кругах дипломатов и сотрудников спецслужб. Дело в том, что принц является главой разведки Саудовской Аравии и имеет очень тесные связи с вашингтонскими элитами. Настолько тесные, что одно время его даже называли Бандаром Бушем. Бандар бин Салтан встречался с Путиным шесть раз за последние семь лет, что говорит о том, что принц - очень влиятельная фигура в мировой политике. Встреча происходила в тот момент, когда казалось, что конфликт в Сирии близок к завершению, и аналитики предположили, что бин Салтан приехал к Путину искать пути выхода из ситуации, которые позволили бы всем заинтересованным сторонам сохранить лицо.

Но уже буквально через неделю в СМИ просочилась информация об истинных мотивах визита. Первым ее опубликовало британское издание "Telegraf", а перепечатали в том числе прокремлевские СМИ, поэтому, во-первых, можно сделать вывод, что это не подделка, а во-вторых, можно предположить, что достоянием общественности эта информация стала с легкой руки Кремля. Итак, принц предложил Путину… взятку. Не напрямую, разумеется. Саудиты предложили Путину закупку российского вооружения на 15 миллиардов долларов.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

All The Right Moves

главная